Загрузка...

Ли Бо "Поднося вино" (прописи в стиле кайшу) на бумаге полушэн (33*68 см, 10 листов)

Арт.: 286210


Цена: 350.00 RUR

1 штук(-а)

Ли Бо "Поднося вино" (прописи в стиле кайшу) на бумаге баньшусюань (33*68 см). Цена указана за 10 листов.

Ли Бо (701—762/763 г.) — китайский поэт времён династии Тан. Ли Бо принадлежит к числу самых почитаемых поэтов в истории китайской литературы и считается одним из крупнейших мировых поэтов

Кайшу (уставное письмо) — исторический стиль китайской каллиграфии. Возник в эпоху династии Хань (206 г. до н. э. — 220 г. н. э.) в результате эволюции лишу в направлении более стандартного написания иероглифов. Будучи еще более удобным в сравнении с лишу, кайшу получило широкое распространение, поскольку отвечало потребностям повседневной жизни людей.

Полушэн - бумага с умеренной впитываемостью, занимает промежуточное положение между шусюань и шэнсюань, отличается бархатистой мягкостью и белизной.

Стихотворение Ли Бо "Поднося вино" в переводе А. А. Ахматовой:

Неужто вы не видите, друзья,
Как воды знаменитой Хуанхэ,
С небесной низвергаясь высоты,
Стремятся бурно в море,
Чтоб не вернуться больше?
Неужто вы не видите, друзья,
Как в царственных покоях зеркала
Скорбят о волосах, — они вчера
Чернее шёлка были,
А ныне стали снегом?
Достигнув жизни счастья,
Испей его до дна,
Пусть полон будет кубок
Под молодой луной.
Мне небом дар отпущен,
Чтоб расточать его.
Истраченным богатством
Я овладею вновь.
Быка зажарим, други,
Но для веселья нам
Сейчас же надо выпить
Заздравных триста чаш.
Учитель Цэнь
И ты, Дань-цю,
Коль поднесут вино,
То пейте до конца,
А я вам песнь спою,
Ко мне склоните ухо:
Изысканные яства
Не следует ценить,
Хочу быть вечно пьяным,
А трезвым — не хочу.
Так повелось издревле —
Безмолвны мудрецы,
Лишь пьяницы стремятся
Прославиться в веках.
Князь Цао Чжи когда-то
Устроил пир в Пинлэ,
И десять тысяч доу
Там выпили шутя.
Напрасно наш хозяин
Сказал, что денег нет,
Вина ещё мы купим.
Чтобы друзьям налить.
Вот быстрый конь,
Вот новый плащ, —
Пошлем слугу-мальчишку,
Пусть обменяет их,
И вновь, друзья, забудем
Мы о своих скорбях.